Логотип храма Дмитрия Донского

Приход храма в честь Святого Благоверного Великого Князя Димитрия Донского г. Тула.

Официальный сайт прихода. Русская Православная Церковь, Московский Патриархат. Тульская и Ефремовская Епархия. Северное благочиние
Храм открыт ежедневно с 8.00 до 17.00, тел. +7 (905) 118 1913
Логотип Флага ВДВ
(anonymous)

05.03.2024

5 МАРТА – 76 ЛЕТ НАЗАД ОТОШЛА КО ГОСПОДУ БЛАЖЕННАЯ ЕВДОКИЯ ЧУДИНОВСКАЯ (МАХОНЬКОВА) /1870 – 05.03.1948/

За свою истинную христианскую, подвижническую жизнь
блаженная Евдокия еще при жизни стяжала всеобщую любовь и веру в действенную силу ее молитв к Богу и Пресвятой Богородицы.

Самая личность блаженной Евдокии производила глубокое впечатление. «Земной ангел» – называла ее.

Родилась в бедной крестьянской семье в Челябинской области.
Детство Дуни было безмятежным, лишь до семи лет, до смерти ее матери. Однако мать, успела вложить в дочку любовь и кротость, которые сохранились на всю жизнь.

Отец женился второй раз. Мачеха невзлюбила Евдокию, часто жаловалось мужу, что она обижает ее детей, а он, не разобравшись, стал бить дочку, выгонять во двор.

И вскоре решил отдать ее «в люди» – на работу. Он отвел ее в соседнее село, где девочка стала работать нянькой в семье с маленькими детьми.
Иногда ей давали выходной и она ходила домой, неся кусочки сахара для приемных братиков.

Дорога шла через лес, в этом лесу ее однажды и захватил разбойник, увел ее к себе в лесную избушку. Разбойник объявил испуганной девочке, что ему нужна хозяйка, которая готовила бы ему еду, стирала, убирала дом, и добавил: «А когда подрастешь, станешь мне женой».

В избушке Дуня увидела икону святителя Николая и молилась ему со слезами каждый день, прося помочь ей бежать.

Через день, уходя «на промысел», разбойник привязал Дунюшку к березе, а сам не возвращался несколько дней. Комары и оводы впивались в тело, а она не могла их отогнать. Веревки врезались в тело и кожу.

Ночью прибежал волк и сел, глядя на нее. Показалось, что он пытался перегрызть верёвку, однако, ему это не удалось, он перегрыз и откусил девочке кончик пальца. Дуня закричала от боли и волк отскочил. Дуня перестала кричать и уговаривала его: «Съешь меня!». Но волк завыл и убежал.

Разбойник вернулся лишь через несколько дней, отвязав пленницу, внес в избушку. Чтобы привести Евдокию в чувство, ему пришлось несколько дней вливать ей в рот молоко.

Через несколько дней она поправилась и однажды ночью проснулась и стала молиться святителю Николаю и праведному Симеону Верхотурскому. «Век замуж не выйду, мясо не буду есть и к вам схожу!» – обещала она то, что приходило в голову. (Надо отметить, что она исполнила все обеты, став взрослой).

Девочка потихоньку вытянула подол сарафана, который разбойник подложил под себя, выбралась из заимки и побежала. Через какое-то время услышала топот: разбойник ее догонял.

Она упала под березу и затаилась. Разбойник пробежал мимо, а Дуня побежала в другую сторону. Выбежав из леса, в утреннем сумраке она увидела несколько мужиков у опушки и хотела бежать от них, но они ее успокоили. Она стала рассказывать им, что с ней случилось и тут из леса выбежал разбойник. Мужики схватили его, хотели бить, но Дуня пожалела и просила его отпустить.

В последние годы жизни блаженная Евдокия говорила духовным детям, что врагов надо прощать, рассказывала, что молилась за разбойника, что видела его в небесных обителях с букетом райских цветов – наградой за то, что он сохранил ее девство.

Когда Дуня вернулась домой, родители с трудом узнали ее. Не успели как следует зажить раны, как случилось новое испытание.

Село Чудиново находилось на границе с Киргиз-кайсацкой волости, и степняки, бывало, воровали людей, угоняя их в рабство. Так случилось и с Дуней, когда она собирала ягоды, ее похитили двое всадников-«киргизов» (так всех степняков называли), привязали к лошади и повели.

Так как отроковица стала сопротивляться, ее стали тащить по земле (конец веревки один из всадников держал в руке).

Проезжавшие по дороге казаки заметили их, бросились в погоню. Степняки — киргизы прибавили ходу и тащили ее волоком по земле, по пенькам и кустам.

Нагнали, захватили, но Дунюшка никаких обвинений им не предъявила, просила простить и отпустить бедных скотоводов. Тело Дунюшки было настолько изуродовано, что отец узнал ее только по недавно откушенному пальцу.

Раны, полученные девочкой, были глубоки, долго не заживали, гноились, дурно пахли, болели потом многие годы. Даже из церкви ее гнали: «Что ты пришла в храм с такой вонью!? Вылечись – и приходи!»

Семья, в которой она работала, отказалась от ее услуг, девочку взяла к себе жить вдова, просфорница чудиновской церкви. Она была уже в годах и прожила недолго. Дунюшка была еще девочкой, когда ее взяли на работу в другую семью.

Дедушка и бабушка в этой семье относились к ребенку по-доброму, жалели, а молодые хозяева гоняли и не скупились на затрещины.
Так, молодая хозяйка отправила ее на поле теребить лен и строго наказала: «Пока полосу не закончишь – домой не ходи!».

Она работала там целыми днями, гноились раны, болели спина и руки, а Дунюшка продолжала свой труд и молилась Божией Матери и святителю Николаю и такое ее терпение и смирение не остались без награды.

В один из дней она вдруг услышала ласковый женский голос: «Бог на помощь, голубка! Давай я тебе помогу, подергаю с тобой лен!». Девочка оглянулась и увидела женщину светлую и кроткую неземной красоты, в синем сарафане в белую полоску с корзинкой клубники на руке. От ягод шел сильный сладкий запах.

«Кто ты? – спросила девочка. – Почему Ты хочешь мене помочь?»

Женщина, приобняв девочку, сказала: «Я твоя Небесная Мать. С этого дня ты не будешь сиротою, Я буду тебе заступницей» – и стала дергать лен. Дуня смотрела на руки Ее, а руки красивые-красивые! Дуня тоже стала теребить лен, глядь – а полоса уже кончилась!

Сели на землю отдыхать. Женщина провела ладонью по лицу Дунюшки и девочка ощупала свое лицо: «Тетенька! У меня рот встал на место!» (а у нее была вывихнута челюсть, когда степняки волоком тащили ее по земле). Женщина провела рукой по спине девочки, и раны перестали болеть. Все, кроме одной.

Дунюшка прослезилась от радости, опустилась перед Женщиной на колени. А та склонилась над ней и говорила: «Не плачь, успокойся! Чаще молись, проси Господа Бога. Тебе еще много предстоит испытаний, но ты терпи, веруй, молись, будь доброй, всех прощай!»

Дунюшка росла, трудилась «в людях», не имея своего угла. Став девушкой, она имела низкий социальный статус: батрачка, нищая. Общаться с ней желающих не было.



Узнав, что в окрестностях села в пещере живет монашествующий отшельник Анастасий, она нашла его и познакомилась. Отшельник учил ее грамоте и молитве.

Но мирская молва безпощадна. Люди заметили, что Дунюшка ходит в пещеру к отшельнику и пустили нехорошие слухи. И даже сделали донос в губернию, что она ввела в грех отшельника, который поселился рядом с их селом.

Приехал исправник, огласил донос и стал публично требовать от Дуни покаяния. Девушка опустилась на колени и просила: «Не виновата ни в чем, Матерь Божия мне порукой! Отпустите меня!»

Народ волновался, кто жалел, а кто злорадствовал: «Так и надо! Не будет с отшельником грешить!» Так в особенности кричала одна женщина. Ее вразумляли: «Побойся Бога, а вдруг ты грешишь?» – «Да я клянусь! Вот моя дочка стоит, пусть умрет, если это не правда, ее здоровьем клянусь!»

Исправник велел пытать водой. А дело было зимой, в крещенские морозы. Сорок ведер вылили на Евдокию, ноги ее примерзли к земле, платье застыло коркой.

Дунюшкино тело внесли в избу оттаивать. Пока она лежала много дней в безпамятстве от сильного жара, отшельник узнал эту историю, пришел и открылся людям. Тут и оказалось, что отшельник тот – женщина.

Исправник приезжал и просил прощения у Дунюшки, и она его охотно простила.

Почти в те же дни заболела дочка той злобной женщины, стала мерзнуть и вскоре умерла. Мать ее потом всю жизнь просила прощения у Дунюшки, а та ей отвечала: «Господь все видит, у Него проси».

В канун весеннего праздника святителя Николая народ готовился идти в церковь ко всенощной, готовилась и Дунюшка. Они прибирала хозяйский двор, потом избу. И не слышала, как в избу кто-то вошел. Оглянулась – стоит странник, в холщовой рубахе, пустая сума через плечо, посох, лапти.

В ответ на ее взгляд странник сказал: «Бог в помощь, раба Божия. Устала, небось, сиротка?» – а сам бодрым шагом прошел в красный угол, зажег лампаду. Дуня в растерянности смотрела, потом достала сверток льняного полотна – единственное свое богатство, заработанное у хозяев – и подала ему как милостыню.

Странник взял холст, постелил его на большой хозяйский стол. «Поди сюда, ложись, – указал он на стол. И добавил: – Молись и ляг, твой час настал! Земные страдания твои окончены. Господь меня за тобой прислал».

Дуня со страхом, но покорно подошла, помолилась и легла на стол. А странник вдруг воссиял неземным светом, склонившись над ней и она впала в забытье.

Сельчане удивились, что сиротка в одночасье померла, даже не поболела. На третий день стали отпевать. И в конце отпевания Дуня ожила и села в гробу, в руках у нее был букет райских цветов.

Напал страх на стоящих, все бросились бежать, кто в дверь, кто в окно.
Первым пришел в себя священник и произнес: «всегда благословяще Господа поем Воскресение Его: се нас возвел еси от врат смертных, смерть разрушив. Посему сказано: «встань, спящий, воскресни из мертвых и освяти тебя Христос, даруяй нам великую милость». Потом велел своей матушке Ирине развязать Дунюшке руки, которой блаженная отдала цветы из рая.

Гроб, в котором воскресла Дунюшка, три года стоял в амбаре, в нем хранили пшеницу, ячмень и раздавали в благословение всем приходящим. А когда умер хозяин, его в этом гробу и похоронили.

Потом блаженная много рассказывала о мире ином, что видела а райских обителях и адских муках, о мытарствах. А о судьбе живущих еще людей и вовсе не распространялась, говоря: им нельзя знать. Только неустанно повторяла: подавайте милостыню, это нас спасет.

После этого Евдокия приобрела дар исцелений, дар молитвы о прощении грешников, ей была открыта загробная участь человека, получила она и дар прозорливости.

Она говорила, что будет страшная война с другими государствами, потом еще более страшная внутри России, о том, что будут разорять и разрушать храмы, убивать священников и верующих людей.

Дунюшка стала ходить в паломничество в монастыри. Была в Свято-Никольском монастыре на Белых горах в Пермском крае, на Святой Земле, в Иерусалиме. Побывала она и у мощей святителя Николая, в Верхотурье и во многих других монастырях. Затем долгие годы жила в селе Чудиново. К ней шли со своими скорбями, печалями, обидами.

Перед Первой мировой войной она побывала в Сарове у мощей преподобного Серафима Саровского. Тогда на 70-летие со дня кончины Преподобного приезжал царь Николай II с семьей.

После службы состоялся поминальный обед. Когда царь стал садиться за стол, к нему подошли Дунюшка и Паша Саровская, чтобы подарить вышитые полотенце и салфетки.

Царь встал, и стул под ним упал. Он пошутил: мол, не престола же лишился. А Дунюшка ему говорит: «Да, Государь. Время уже близко. Готовься, батюшка, к великим мукам».

В 1922 году за обличение властей в закрытии и разорении храмов прозорливицу посадили в пермскую тюрьму. Позже перевели в психиатрическую больницу, признали душевнобольной и выпустили с соответствующими документами. Она побывала в тюрьме еще в 1939 году.

После освобождения объяснялась лишь жестами, снова заговорила лишь после войны. Начав говорить, много предсказывала о будущем России, мира.

Смерть ее были тихой и благодатной. Распределив свое скудное имущество что в храм, что бедным. Она попросила сходить за священником, а послушницам передать, чтобы к вечеру приходили омывать тело.

«Смотрите на венчик иконы Пресвятой Богородицы. Как только он начнет светиться с одного конца и дойдет до другого, я отойду к Богу». Так оно и случилось.

Похоронена в селе Чудиново Челябинской области. На могилу ее приезжают за исцелением со всей России.

В настоящее время в Челябинской епархии работает комиссия по сбору и подготовке материалов для канонизации Евдокии Чудиновской как местночтимой святой, идет уточнение ее биографии.

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.