Логотип храма Дмитрия Донского

Приход храма в честь Святого Благоверного Великого Князя Димитрия Донского г. Тула.

Официальный сайт прихода. Русская Православная Церковь, Московский Патриархат. Тульская и Ефремовская Епархия. Северное благочиние
Храм открыт ежедневно с 8.00 до 17.00, тел. +7 (905) 110 3161
Логотип Флага ВДВ
(anonymous)

26.03.2020

«ЭПИДЕМИИ ХОЛЕРЫ В МОСКВЕ: КАК ПРОХОДИЛ КАРАНТИН И ЧТО ДЕЛАЛА ЦЕРКОВЬ?»

Первый раз холера явилась в Москву в сентябре 1830 года. Инфекция пришла из Персии, преодолела южные границы России, поразила крупные российские города, а в самой Москве продержалась всю осень. Впоследствии она еще не раз возвращалась — вспышки холеры были отмечены в 1847, 1848, 1855 годах.

В первый же месяц заболели и вскоре умерли около сотни горожан (всё население Москвы составляло тогда порядка 300 000 человек), а в конце октября заражались уже по сто человек в день. Москву оцепили войска, въезд и выезд из нее перекрыли (в тех, кто пытался прорваться за кордон, велели стрелять), в городе начался, как мы сказали бы сегодня, строгий карантин: люди заперлись по домам, все учреждения, фабрики, театры, учебные заведения, многие магазины закрылись. По опустевшим улицам передвигались в основном повозки с телами умерших да полиция. Лечить от холеры толком еще не умели (недаром в обиходе ее называли тогда «собачьей смертью»); информационные «холерные листки», выпускавшиеся в те дни московскими властями, упоминают о таком, например, средстве «дезинфекции», как «окуривание дымом»… Все разговоры с домашними и знакомыми вращались вокруг одного предмета: кто еще заболел за последние сутки и кто умер.

Храмы, тем не менее, оставались открытыми. В сентябре 1830 г. митрополит Филарет (Дроздов) (возглавлявший Московскую кафедру) писал в одном из писем:

«Напрасно более боятся молитвы, нежели болезни. Неужели молитва вреднее болезни? Пережив три холеры прежде нынешней, я видел довольно опытов, что, где усиливалась молитва, там болезнь ослабевала и прекращалась».

25 сентября святитель Филарет отслужил молебен об избавлении от болезни в главном московском соборе — Успенском, после совершил крестный ход вокруг Кремля. Священникам было поручено обходить дома своих прихожан, чтобы исповедовать и причащать желающих. Вдобавок, святитель учредил Московский архиерейский временный комитет помощи нуждающимся, который собирал пожертвования для помощи больным, их семьям, семьям умерших. В числе жертвователей этого комитета был в том числе государь Николай I, не испугавшийся лично посетить Москву в самый разгар эпидемии и руководивший здесь устройством больниц (в городе были открыты Ордынская и Басманная временные холерные больницы, а также несколько частных), работами по снабжению города всем необходимым, созданием приютов для детей и т. д.

Первая вспышка холеры сошла на нет в декабре 1830 года. Мужественная позиция московского митрополита сыграла, по отзывам современников, немалую роль в укреплении духа москвичей: многие из них становились добровольцами и сами оказывали помощь заболевшим. Брали пример с московского святителя и архиереи других городов, куда холера пришла вслед за Москвой.

«Не смотрите большими глазами страха»
Всякий раз, когда город оказывался во власти холеры, святитель Филарет возглавлял молебны «о предохранении от губительныя болезни» и неизменно обращался к пастве наставлением.

Особенностью его проповедей было постоянное обращение к примерам и ситуациям из библейской истории. В одном из первых слов, сказанных во время эпидемии 1830 года, святитель вспомнил губительную язву, постигшую Израиль во дни царя Давида, когда тот «впал в искушение тщеславия: хотел показать силу своего царства, и повелел исчислить всех способных носить оружие… Еще не кончилось исчисление народа, как царь почувствовал в совести своей обличение греха и страх наказания от Бога. В самом деле, явился пророк, и, по повелению Божию, предложил Давиду на выбор одно из трех наказаний: войну, голод, мор». «Примечайте из сего примера, — обращается к слушателям святитель Филарет, — что война, голод, мор и подобные бедствия, хотя кажутся приключениями случайными… суть орудия правосудия Божия». Давид избрал третье наказание — мор, но, поскольку он смирился пред Богом и безропотно покорился суду Его, Господь смилостивился, и болезнь поражала израильтян не три дня, как грозил пророк, а всего несколько часов — «от утра до часа обеденного» (см.: 2 Цар. 24).

«Примечайте спасительное действие покаяния, — указывает московский митрополит. — Примечайте необходимость молитвы во время общественных бедствий, и в особенности пользу молитвы, приносимой торжественно пред алтарем».

Святитель призывал москвичей не паниковать («Не смотрите большими глазами страха, которые обыкновенно видят то, чего нет, и не видят того, что есть»), а исследовать духовные причины происходящего и прибегнуть к Богу: «Исторгнем из сердец наших корень зол, сребролюбие. Возрастим милостыню, правду, человеколюбие. Прекратим роскошь. Откажем чувственным желаниям, требующим ненужного. Возлюбим воздержание и пост. Облечемся, если не “во вретище”, то в простоту… Презрим забавы суетные, убивающие время, данное для делания добра. Умножим моления, тайные на всяком месте и во всякое время, общественные, по руководству Святыя Церкви. Употребим внимательно, благовременно, благонадежно, всегда благотворное и всецелебное врачевство, мирную, бескровную жертву, приобщением Пресвятого Тела и Крови Христовы».

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.